Category: птицы

Category was added automatically. Read all entries about "птицы".

(no subject)

four postcards for yuliia yanhol
1

в серой футболке с надписью на груди гуд бай,
скажет: ты был ни сном, ни явью, бесполой мгой,
талыми буквами в чате, не уплывай,
мой никакой,
не удержать полночной звезды в пике,
вот и дожди, промолвит, мои дожди,
в сирой футболке с надписью на спине
не уходи...
2

грома боялась, сразу под одеяло –
вся, с головой, дрожала, едва дыша,
так за живой водой – ударами – отлетала
и возвращалась – паузами – душа,
чтобы однажды, от синевы ликуя,
там, где ромашки, ирисы, львиный зев,
на парусах воздушного поцелуя
солнечным бликом в этот впорхнуть напев...
3

там, где тени ветвей, точно тени больших игуан,
там, где ночью лопочет листва на лиловом урду,
научи его празднествам этим, черешневым этим губам,
этим бабочкам карим, за всю золотую орду
поцелуев кромешных, влетевших в одну из ролей
параллельных, где входят наощупь в ночной неолит
виртуальные двое, ряды единиц и нулей,
над единственной клавишей enter сегодня, а завтра delete...
4

нежной зарянкой на огонёк влетела,
что-то напела, стала сама огнём,
мир  был лишь абрисом твоего тела
ночью, да что говорить, и днём,
ветви и ствол в саду оплела омела,
пламенем не разнимешь, ни даже льдом,
нет, не зарянка, неженка-филомела
в кроне поёт – и полнится светом дом...

(no subject)

une soirée. le voisin

вы-то здесь, а я уже за окоёмом,
пошутил андре, возвратясь к беседе,
столько птиц пролетело над этим домом,
если их сосчитать, обретёшь бессмертье,

возраст такой, что поручни, скрепы, скобы,
ищет каждый, не каждый находит только,
вот и целюсь шарами в прошлое, чтобы
удержаться в нынешнем ненадолго,

многажды побеждал, жаловаться негоже,
кубки смешные, пыжась, блестят на блюде,
как не переставляй их, не скроют всё же
пустоту в том месте, где были люди,

тьма прирастает ненавистью, любовью
свет, и поэтому год от года
дни всё темней, но к любящих изголовью
луч проберётся, не разбирая входа,

видел сегодня здесь, в декабре чугунном:
комнату, где уснули двое, накрыло светом,
сердце моё вспорхнуло галчонком юным,
вечером к ним зашёл рассказать об этом.

(no subject)

***

посмотри, во что превратило время
нашу радость, наши слова и лица,
опадает, пеплом и прелью вея,
но покуда длится,

где скворцы, щеглы, соловьи да славки,
синева, открытое счастью ложе,
говорили нам, что остатки сладки,
где остатки эти, но всё же, всё же

посмотри, во что превратила время
наша память, нет для нее причала,
позади бессмертье сияет, рея,
впереди − начало.

***

опять не заснуть, не забыться,
не вырваться, как ни крути,
оттуда, где память, что птица,
и хлебная мышца в груди,
где времени воды короче
безвременья медленных вод,
и в жёлтом убежище ночи
железная роза цветёт...

***

1

ладони прозрачны, зрачки, что две бездны, черны,
вода голубее, синица желтее над вербой,
и небо такое, как будто мы все прощены
до первой печали, до утренней горечи первой,
поёт и лучится на солнце пернатая прядь,
весны приближенье уже узнаю по лицу я,
и влажные губы, темнея, готовы принять
медвяную тяжесть и медленный ток поцелуя...

2

приливы, отливы, смешенье несхожих широт,
берёзы, и пальмы, и пинии в тесном соседстве,
ты с тихой улыбкой промолвишь: у здешних щедрот
такие тона, что от счастья сжимается сердце,
зелёные волны качают лиловый понтон,
кораблик бежит, веселея от лёгкого зюйда,
и что не случится сегодня – случится потом,
не с нами, так с кем-то, а с кем – не увидеть отсюда...

(no subject)

маленькие поднебесные элегии

1
одинокому взгляду негде остановиться,
говорил бо фу, разливая чай,
разве что пугливая прилетит синица,
приютит бездомного невзначай,
мысль – единственное прибежище человека,
ночью все мы сироты, даже и в парче,
говорил он медленно, смерть – всего лишь дверка,
и синица прыгала на его плече...

2
посох, поводья, подводные корабли,
птицы железные, облачная плерома,
что ж, очутиться за тысячу ли
можно, не выходя из дома,
тихо бо фу бормотал, убавляя свет,
ты далека, но память полна свеченьем,
сущее неделимо, и ближе нет
в мире двоих за чаем своим вечерним...

3
пепел и персть – а другой и не будет пищи,
нет воронью поживы, не вьется тучей,
ищущий обращается в то, что ищет,
большая часть пути – это сам идущий,
думал бо фу, если мысль – то река, то лодка,
что ею движет: солнечный взгляд с порога,
утренний золотистый пушок у локтя,
голос пророка, небо в глазах пророка...

(no subject)

nida


1

жить в маленькой стране среди песков и сосен
бегоний и космей и ставен голубых
здесь волны зелены а воздух синь и сочен
и прошлое бледней чем пыльный половик
здесь чайки по утрам шумней любого сейма
а дрозд в камзоле спит что вольфганг-амадей
и слышно как в земле ворочается семя
когда твоя ладонь касается моей...
 
2                

белый песок усыпан дарами сплошь
после ночного шторма и ты хмелея
воздух густой как воду живую пьешь
неженка лежебока дичок медея
солнце на сосны льется из дымных сит
столько сокровищ выброшено прибоем
над голубым руном стрекоза висит
чайка парит и время стоит конвоем...

3

дюны сосны дожди и ветра черепичные крыши
кирха спит на высоком холме а господь еще выше
солнце синие ставни герани песок и вода
время здесь опочило как в бочке дубовой звезда
запах рыбы коптильни рыбацкие лодки герани
солнце синие ставни здесь осы и те лютеране
после мессы неспешно слетают на теплый песок
дюны сосны закат целование в лоб и висок…

4

синева прорвется с балтийским ветром
через все прорехи скупой зари
и зима изумленным наполнит светом
полусонные карие янтари
и хмельною вспыхнув тогда волною
отразят ожившие зеркала
это море которое было мною
эти дюны которыми ты была...

5

время смотрит зелеными синими
ловит серыми черными льнет
и вороны садятся разинями
на мерлушковый мартовский лед
время любит весенними карими
ничего что тебе невдомек
окарина свистит на окраине
и парит над пекарней дымок...
 
6

скажешь весна и станет весна смотри
это листва над нами звенит легка
это в зрачках воздушные янтари
синие реки белые облака
это веселый ясень высокий дуб
дальние кущи рая его углы
это с твоих горячих слетают губ
сирины алконосты скворцы щеглы...
 
7

ночью кожа пахнет хлопком и молоком
замечаешь мельком янтарной волной влеком
в те пространства мира которые иногда
выбирают нас и втягивают как вода
и пока мы неким целым а не вдвоем
погружаемся в долгий медленный водоем
резеды в саду зацветает сухая плоть
словно в эти воды и вправду смотрел господь...

(no subject)

1

красные маки платьице из муслина
синие кущи неба с молочным раем
маки цветут а жизнь отцветает лина
завтра себя сегодняшних не узнаем
где они лина все кем я был когда-то
выдержка диафрагма как время зыбко
вылетит птичка и улетит крылата
на отпечатке – только твоя улыбка...

2

лежать и слушать засыпая
на легкокрылой простыне
как жизнь стрекочет заводная
с отвесным ключиком в спине
пока из бренной несвободы
душа торопится домой
и тайные смыкает воды
земное время над тобой...

(no subject)

небесной механике больше невмочь
цирконы пускать на запчасти,
пока одинокая тикает ночь
на маленьком левом запястье,

пока баснословный не выпит настой
и призраки рыщут оравой,
но август упрям, и уже запятой
пульсирует жилка на правой,

и время, тасуя пространство одним
сплошным тектоническим сдвигом,
горючему сердцу щебечет: сим-сим,
откройся, и парное мигом,

как в нежные ножны горячий клинок,
вложу для мгновенной проявки,
и тайный поднимут над вами венок
малиновки, пеночки, славки...

(no subject)

***

смотри, смотри бездомными глазами,
зелёными, презревшими две смерти,
пока сады воздушные над нами
топорщатся стократными плодами
и осень всей не раздарила меди,

смотри, смотри, как повисают птицы
над временем в серебряной отваге,
пока о сны ломают мастерицы
вязальных стрелок часовые спицы
и проступают буквы на бумаге,

смотри, смотри, как тяжелеет слово
и падает с неразличимой ветви,
что яблоко в ладони птицелова,
и вздрагивает луч, и тает снова,
и узнаванья слаще нет на свете,

смотри, смотри, пока еще кулиса
приподнята над сценою ледащей,
смотри, смотри, уже светают лица,
пока ты смотришь, узнаванью длиться,
и мы одно – и здесь, и вне, и дальше...