Category: природа

Category was added automatically. Read all entries about "природа".

маленькие кантональные элегии

1

где озеро предгорья облизало,
как будто шоколадные они,
от зноя осовелая лозанна
бросает в воду сонные огни,
скользит кораблик по кисейной глади,
вода едва колышется, лучась,
и мы парим в небесном вертограде,
от всех скорбей свободные на час...

2

ни кармина с охрою, ни сурика,
воздух синь и зелена вода,
и уже рукой подать до цюриха,
где дома стоят, как невода,
вдоль реки гуляки бродят праздные,
и летают ангелы тайком,
и касанья рук огнеопасные,
и до счастья полчаса пешком...

3

мы встретимся когда-нибудь в июне
на озере в горах, где год как век,
в бриенце, может быть, а может, в туне
топониму не важен имярек,
уходит вверх зубчатая дорога,
пейзаж вбирает смертных целиком,
и кажется, что мы одни у бога
под млечным небом, горним молоком...

(no subject)

                                                                     Павлу Жагуну

припухлые губы, солёные сны, ледоход,
почти безнадежна зимы одичалой гримаса,
в бидоне молочника солнце, он думает – масло,
и нежный салат на углу зеленщик раздаёт,
как будто не с нами всё это, как будто не здесь,
где воздух венозен и щурятся вербы желтками,
белёсая мгла оседает, как мутная взвесь,
и пусто, и ясно, что это не здесь и не с нами...

(no subject)

смерть начинается в понедельник,
сладко потягивается, маленькая, саами,
у нее веселый нрав, молодое тело,
хей, молодое тело, полосы от бретелек,
дергает за плечо, смотри, где был ягель, теперь секвойя,
гладит по волосам, ластится неумело,
вглядывается журавлиными глазами,
летящими сквозь тебя, говорит: не сегодня...

(no subject)

приходит с деревянным яблоком протягивает ладонь
шепчет не бойся ешь оно уже хлеб
лицо темноокое озеро балатон
степная кожа дикие пушты губ
не боюсь отвечаю видишь ведь я не слеп
видишь сердце мое скроено по тебе точь-в-точь
ты мой приют дуная хмельная глубь
долгая нынче будет в карпатах ночь...

(no subject)

Очнись на мгновенье и веки впотьмах отвори:
Как медленны кони, как полночь крива и горбата,
Зрачки тяжелеют, и губы темнеют твои,
И слово пустеет, что роща в канун снегопада,
И хочет уснуть, и не может забыться никак
Под мерное цоканье пегих, каурых и чалых
Во всех тайниках твоих, сердце, во всех ледниках,
Во всех сумасбродствах, во всех неизбывных печалях...