Category: музыка

Category was added automatically. Read all entries about "музыка".

(no subject)

four postcards for yuliia yanhol
1

в серой футболке с надписью на груди гуд бай,
скажет: ты был ни сном, ни явью, бесполой мгой,
талыми буквами в чате, не уплывай,
мой никакой,
не удержать полночной звезды в пике,
вот и дожди, промолвит, мои дожди,
в сирой футболке с надписью на спине
не уходи...
2

грома боялась, сразу под одеяло –
вся, с головой, дрожала, едва дыша,
так за живой водой – ударами – отлетала
и возвращалась – паузами – душа,
чтобы однажды, от синевы ликуя,
там, где ромашки, ирисы, львиный зев,
на парусах воздушного поцелуя
солнечным бликом в этот впорхнуть напев...
3

там, где тени ветвей, точно тени больших игуан,
там, где ночью лопочет листва на лиловом урду,
научи его празднествам этим, черешневым этим губам,
этим бабочкам карим, за всю золотую орду
поцелуев кромешных, влетевших в одну из ролей
параллельных, где входят наощупь в ночной неолит
виртуальные двое, ряды единиц и нулей,
над единственной клавишей enter сегодня, а завтра delete...
4

нежной зарянкой на огонёк влетела,
что-то напела, стала сама огнём,
мир  был лишь абрисом твоего тела
ночью, да что говорить, и днём,
ветви и ствол в саду оплела омела,
пламенем не разнимешь, ни даже льдом,
нет, не зарянка, неженка-филомела
в кроне поёт – и полнится светом дом...

(no subject)

пока ты с ней играешь, и она
тобой играет, кто играет вами,
в тенистом сне за синими холмами
воздушными, где свет и тишина
такие, что нельзя сказать словами,
а может только музыка одна,
взмывая ввысь, как вольная волна,
накатывая львиными валами,
скудельное снося в прибрежном хламе,
и вот уже, бездвижна и темна,
наносного спадает пелена
и мнившееся вашими телами,
горит, горит во тьме за зеркалами,
что целое одно, что купина.

(no subject)

она приходит и говорит:
мы будем сегодня вместе,
но ты не ты, а лишь этот ритм,
не весть, а предвестье вести,

не больше всяк, чем его пальто,
что мыслимо, то конечно,
и если я окликаю ничто,
ничто обращается в нечто,

где чёрен мел, там и пепел бел,
без моря не скажешь: суша,
а кто из нас эту песню пел,
не знает и тот, кто слушал.

(no subject)

дихотомии

Смысл отражается мириадами зеркал в условном пространстве духа, прыгая, от одного к другому солнечным зайчиком, теннисным шариком, утяжеляющимся после каждого отражения до тех пор, пока одно из зеркал не поймает и не вберёт его окончательно. Эта окончательность впоследствии всегда оказывается временной или мнимой.

1

ты видишь сон, и музыка во сне
тебя несёт, стирая и творя,
но лишь когда она звучит извне,
ты видишь сон ‒ и это жизнь твоя,
и, отражённый сонмами зеркал,
под амальгамой смыслов погребён,
пока один из них не засверкал,
ты видишь сон ‒ и это только сон.

2

ты видишь тьму и чёрной ночи стяг,
накрывший мир, каким он мнился весь,
ты безымянен, нищ теперь и наг,
ты видишь тьму, она и вне, и здесь,
слова опали, как листва с дерев,
что внятно духу, скрыто от ума,
пока ещё не начат шестоднев,
ты видишь тьму ‒ и это только тьма.

3

ты видишь явь и мнимые дары,
бесценные вне сокровенных недр,
исчисленное длится до поры,
у подлинного − длительности нет,
что движет словом – те же острова
блаженные, как сущее ни правь,
где бриз нежней, где зеленей трава,
ты видишь явь ‒ и это только явь.

4

ты видишь свет, и полости пустот,
внимательных к податливому в нас,
берут тебя в бессрочный оборот,
впиваясь в сердце миллионом глаз,
и, втянут под огромный микроскоп,
ты смотришь вверх, нездешнему сосед,
заброшенный в заброшенный раскоп,
ты видишь свет ‒ и это только свет.

вечерняя музыка


Я уже размещал ссылку на mp-3, теперь есть и видео.

Николай Якимов и Евгения Логвинова.
Календарь (Николай Якимов - Сергей Шестаков).
Посвящается Анне Тимониной.

(no subject)

не ты уходишь – отдаляюсь я,
не отдаляюсь – отделяюсь тенью,
как будто вместе нам уже нельзя –
ни здесь, ни там – по отчему хотенью,
темнеют лики среброглазых дев,
густеет явь – не развести руками,
и музыка плывет, осиротев,
уже почти не слышимая нами...

вечерняя музыка

В самом конце июля прошлого года Николай Якимов написал песню. Вот очень короткая история её создания, прочитайте, пожалуйста, если собираетесь послушать:

http://n-yakimov.livejournal.com/51977.html#cutid1

Вот - песня (картинки, в основном, из Таллинна):

(no subject)

под утро потянешься сонно
вся в сполохах красного клёна
и свет запотевшей иглой
в туман соскользнёт с небосклона
и роща тряхнёт изумлённо
всей басмой осенней и хной

забудутся буквы и числа
и ты повернёшься лучиста
с разнежившимся хохолком
и сладко заноет ключица
и музыка снова случится
калёным обдав холодком...

(no subject)

1


ничего не осталось от лета,
от музыки его и шитья,
только в сердце застрявшая где-то
безмятежная нежность ея,
и поймёшь, выпадая из света
за последний пролёт бытия,
что нескладная песенка спета,
спета песенка, счастье, твоя...

2


се человек, его сорок лет, девяносто зим,
восемь любовей, четыре смерти, чужое тело,
двести веков пировали в обнимку с ним,
смерклись глаза его, прошлое опустело,
как ни старайся – на цыпочках, в полный рост,
видимое – не мост, а одна из капель,
внутренний мир человека довольно прост,–
буркнет анатом б., убирая скальпель...

(no subject)

музыки хлеб надмирный и шепотки в курзале,
движутся жернова тугие, снуют ножи,
каждое слово хочет, чтобы его сказали,
каждое сердце – чтобы его нашли,
названное не стоит снов и обетованья,
слов в словаре господнем ровно одно, а здесь,
каждое чудо ищет бирку для бытованья,
каждая пуля – сердца живую взвесь...